Индивидуальные студенческие работы


Иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе

Пожалуй, никто так дорого не заплатил за свою гениальность, как этот философ-художник. Очевидно, он сознавал. Незадолго до окончательного падения в бездну безумия он писал: Он вынужден был соблюдать строжайшую диету, отказывать себе чуть ли не во. Разве что это характерно было для Жан-Жака Руссо.

  • Затем я устраиваю лекцию с чтением отрывков, цитатником, составлением синквейнов по с использованием основных терминов и понятий, характерных для данного представителя своего времени;
  • Представляется, что это злополучное падение с лестницы… Маленькому Фридриху было тогда 4 года;
  • Известный российский исследователь наследия Ницше А;
  • В дальнейшем Ницше продолжал заниматься музыкальным творчеством, написав около 70 сочинений.

В Лугано он ищет целебного воздуха и безветрия; оттуда он едет в Сорренто; потом ему кажется, что ванны Рагаца помогут ему избыть боль от самого себя, что благотворный воздух Сан-Морица, источники Баден-Бадена или Мариенбада принесут ему облегчение. Например, Венеция покорила его своей величавой красотой.

Он без конца бродил по ее темным улицам, любовался неожиданными эффектами солнца и воды, мог часами смотреть на собор Св. Марка с его ручными голубями и на лагуны с их островами и храмами. Но капризная погода — то ярко светит солнце, то идет дождь с пронизывающим ветром — угнетающе действовала на его нервы. Очаровала его и Генуя, расположенная между горами и морем. Но и здесь он столкнулся с резкими, вредными для его здоровья перепадами погоды, особенно осенью, когда на смену теплым, солнечным дням приходят дни пасмурные, холодные.

Зато Ницца в большей мере, чем Венеция и Генуя, дала ему то, что для него имело особое значение, — изобилие света, много умеренно теплых, светлых дней. Словом, нигде Ницше не мог избавиться от своей патологически повышенной чувствительности. Не унаследовал ли он ее от своего отца Карла Людвига Ницше, лютеранского пастора?

Это был человек искренне религиозный и верноподданный прусского королевства. Высшие власти уважали его за обстоятельные знания в области богословия и скромный, благочестивый образ жизни. Перед ним открывалась блестящая карьера. Но он вынужден был отказаться от нее из-за слабого здоровья, прежде всего от легко ранимой нервной системы и головных болей, не переносивших шума городской жизни, и поселиться в тихой сельской местности.

Но, увы, беда подстерегла его и. В августе 1848 года он упал с лестницы крыльца своего дома и сильно ударился головой об ее каменные ступени. Его это так потрясло, что он впал в тяжелую депрессию и после года мучительных страданий умер. Ему было 36 лет.

Почему же то, что для других людей проходит, как правило, бесследно, обернулось для него такими роковыми последствиями?

Очевидно, дело в том, что в отличие от людей с прирожденными душевными болезнями, у людей с предрасположенностью к иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе, они обусловливаются какими-то внешними факторами.

С этой предрасположенностью можно жить и жить, дожить до преклонного возраста как, например, с предрасположенностью к онкологическим заболеваниямтак и не сделавшись душевнобольным.

Представляется, что это злополучное падение с лестницы… Маленькому Фридриху было тогда 4 года. Долгое время Фридрих Ницше жил с душой, встревоженной от того, что он так рано понял смерть. Спустя примерно девять лет подросток Ницше вспоминал о тех ужасных событиях: Наша семья лишилась своего главы, всякая радость улетела из наших сердец и глубокая грусть охватила.

Едва только стала заживать наша рана, как ей нанесли новый удар. В эти ночи я не раз слышал во сне погребальные звуки органа, печально раздававшиеся под сводами церкви. Он проходил через всю церковь и вскоре возвращался, держа в своих объятиях ребенка.

Снова раскрывалась могила, отец опускался в нее, и камень закрывался за. Звуки органа замолкали… и я просыпался. Утром я рассказывал сон моей горячо любимой маме.

Вскоре заболел мой маленький брат Йозеф, у него сделался нервный припадок, и он умер через несколько часов. Горе наше было ужасно.

Иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе сон сбылся в точности, маленький труп опустили в объятия отца. Остались лишь грустные воспоминания о. В тех же воспоминаниях Ницше воссоздал сохранившийся в его душе образ отца: Помнил Ницше и о том, как отецлюбивший в нем, маленьком Фридрихе, молчаливого спутника, часто брал его на прогулку, а он пытливо и сосредоточенно впитывал в себя, как губка, окружавший его мир.

Он долго не мог говорить и только в два с половиной года произнес первое слово. Но это не помешало ему стать гением что, впрочем, характерно для многих гениев.

Очевидно, смерть отца, которая нанесла Ницше тяжелейшую травму на всю жизнь, ускорила пробуждение заложенных в нем от природы задатков гения. В какой-то степени он был даже вундеркиндом, прежде всего в музыке. У него был незаурядный музыкальный дар.

На каждое Рождество он восхищал своих слушателей сонатами, фантазиями, пастушескими хорами, а в двенадцать лет сочинил увертюру для исполнения в четыре руки. В дальнейшем Ницше продолжал заниматься музыкальным творчеством, написав около 70 сочинений. Но со временем его интерес к музыке все больше обретал философскую направленность.

Фридрих Ницше: обреченный на страдания…

И все это принадлежит человеку, который нигде и никогда не обучался музыкальной грамоте, не осваивал основы композиторского исполнительского творчества. Он был, по сути дела, музыкантом-самоучкой как, кстати, и в философии. Единственным учителем, начавшим развивать в нем музыкальные способности, в частности, к импровизации, был его отец, превосходный органист и пианист.

Маленький Фридрих с упоением слушал, как он играет. Ницше полагал, что именно от отца он унаследовал свой музыкальный дар. Тень отца, его страдания от душевной болезни и смерть в 36-летнем возрасте сопровождали Ницше до последних дней его сознательной жизни.

В 1888 году, незадолго до своего окончательного падения в бездну безумия, он писал об отце: Ницше о нем никогда не забывал. Он всю жизнь верил в силу наследственности. Он не сомневался в том, что унаследовал от отца не только слабое здоровье, легко ранимую нервную систему и головные боли, но и предрасположенность к болезненно повышенной чувствительности, к патологическим изменениям в нервно-психической деятельности.

Еще в детстве его преследовали сильные головные боли не было никаких средств их снятьполуобморочные состояния, болезнь глаз, доводящая почти до слепоты. Ужасная мысль о том, что наследственность предопределила ему судьбу отца, пришла уже в детстве.

Известный российский исследователь наследия Ницше А. Он был еще и образом неизбежного собственного безумия. Желая познакомиться с городом и его достопримечательностями, Ницше воспользовался услугами гида и весь день посвятил экскурсии, а вечером попросил своего спутника свести его в какой-нибудь ресторан поприличнее. Однако провожатый — в нем чудится мне зловещая фигура посланца судьбы — ведет его в публичный дом. И вот этот юноша, олицетворение мысли и духа, учености, благочестия и скромности, этот мальчик, невинный и чистый, точно юная девушка, вдруг видит, как его со всех сторон обступает с полдюжины странных созданий в легких нарядах из блесток и газа, он видит глаза, устремленные на него с жадным ожиданием.

Но, увы, змей искуситель сделал свое. Не тот ли, который совратил иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе и пушкинского Дон Жуана? Разумеется, не без. Однако, Ницше совратил другой змей, вдохнув в него еще в детстве страсть к познаванию. Стефан Цвейг назвал Ницше Дон Жуаном познания: Томас Манн не голословен.

Он ссылается не иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе на данные базельской клиники, где со слов Ницше запишут, что в молодости он дважды заражался венерическими болезнями, но и на доктора Мебиуса, написавшего книгу, в которой он с профессиональным знанием дела изобразил всю духовную эволюцию Ницше, как историю болезни прогрессивного паралитика.

А болезнь все больше давала о себе знать: Мучительная и неотступная головная боль истощала все мои силы. Он все больше страдал от одиночества, особенно духовного. Были у него и друзья, с которыми он учился в школе и университете.

Но уже в юношеские годы он болезненно ощущал возникавшую вокруг него пустоту.

Я не боялся бы самой серьезной болезни, если б этой ценой я мог хоть один вечер с тобой побеседовать. Письма дают так мало! Людям постоянно нужна акушерка, и почти все идут разрешаться от бремени в кабак, в коллегии, где мелкие мысли и мелкие проекты прыгают, как котята.

Но когда мы полны нашими мыслями, то нет никого, кто бы помог нам, кто бы присутствовал при трудных родах, и, сумрачные и тоскующие, мы несем в какую-нибудь черную дыру наши новорожденные тяжелые, бесформенные мысли. Что ж, у него были все основания так говорить. Кстати, Ницше был на 30 лет моложе этого, безусловно, великого композитора. Дело не только том, что Ницше не разделял эстетические взгляды позднего Вагнера. Не случайно Ницше сделал тогда такую запись в своем дневнике: Так, этот реформатор оперы ненавидел, по словам Даниэля Галеви, не только семью, но даже имя Феликса Мендельсона 1809 — 1847замечательного немецкого композитора, пианиста, дирижера.

Не в меньшей степени ненавидел Вагнер иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе Джакомо Меербера 1791 — 1864выдающегося немецкого и французского композитора и дирижера. Говоря о друзьях Вагнера из Байрета, Ницше заметил: А то к немцам! Ведь иудаизм — это колыбель христианства. Вину древних именно древних евреев перед человечеством Ницше видел в созданной ими и воспринятой христианами морали, основанной на принципах равенства, добра и сострадания; морали, которая лишила естественные ценности всякой естественности и тем самым подавляла мощную энергию жизни, волю человека.

Но великий диалектик и правдолюбец Ницше видел в древних евреях и то, что вызывало симпатию к. Они оградили себя от всех условий, в которых до сих пор народ мог и должен был жить; они создали из себя понятие противоположности естественным условиям, непоправимым образом обратили они по порядку религию, культ, мораль, историю, психологию в противоречие к естественным ценностям этих понятий… Евреи вместе с тем самый роковой народ всемирной истории: В то же время в высказываниях Ницше о евреях нередко звучит сочувствие к ним и даже вина перед ними за все те страдания, которые выпали на их долю.

Вину древних евреев Ницше не распространял на евреев, живших в иногда для того чтобы быть бессмертным надо заплатить ценою целой жизни эссе периодах истории. Ницше высоко ценил роль евреев в создании европейской культуры: А вот что Ницше писал о современном ему еврействе:

VK
OK
MR
GP