Индивидуальные студенческие работы


19 век-время когда все меняется эссе

Зарубежная литература второго тысячелетия. Никто не сомневается, что XIX век имел место и завершился 31 декабря 1900 года. Но какие границы получил он в словесности, в фикции, а та в символическом построении еще более усложненного порядка - в литературоведении?

Жесткие ли эти границы, видоизменяющиеся, произвольные, в принципе ненаходимые? И посредством каких имен и понятий они должны быть выявлены, чтобы именно художественное достоинство этой длительности было подчеркнуто наиболее рельефно? Такой вопрос имеет не только этическую сторону, которая была известна еще Аристотелю называя вещи чужими именами, мы теряем шанс их сущностного постиженияне только ценностный аспект назвать 19 век-время когда все меняется эссе - значит оценить ее, отличить от других вещей.

Он 19 век-время когда все меняется эссе на то, что сам XIX. По этой логике XIX. Иными словами, совпадают ли, совместимы ли в принципе гипотетическое большое пространство XIX.

Не наслаиваем ли мы на то, что по каким-то причинам полагаем литературным девятнадцатым веком, сетку понятий ему не только внеположную, но иноприродную?

Толмачев В. М. Где искать XIX век?

Все эти вопросы вызваны невниманием современного гуманитарного знания к личностному содержанию стиля. Отражая динамику социума и мифов социального бессознательного разрушение которых чревато неврозомоно получает эмблематическую ценность, но недостоверно само по себе, в своей субъективности.

Поэтому, скажем, для культурно-исторического метода, марксистского литературоведения, социологического крыла структурализма, большинства приверженцев психоаналитического подхода, а также школы рецептивной эстетики едва ли значимо культурологическое содержание XIX.

Творчество для науки, что переживалось В. Дильтеем в 1900-е годы и М. Хайдеггером в 1920-1950-е, так и не стало жизнью. Но как раз персоналистский аспект, и не обязательно в герменевтическом или экзистенциалистском освещении, под конец XX. Столь ли уж бесспорны, несмотря на всю их принадлежность нам и нашему времени по плоти и крови, художественные достижения, инициированные Просвещением как идеологией и романтизмом как философией свободы личного творчества? Не провоцируют ли они слабость и несвободу культуры в 19 век-время когда все меняется эссе ее, казалось бы, расцвета и освобождения?

Когда-то размышления на эту тему вынудили Т. Элиота к отчаянному в либеральной среде поступку он, имея в 19 век-время когда все меняется эссе невозможность поэзии без ощущения вечно возобновляющейся в языке идеальной меры, назвал себя классицистом, католиком и монархистом. Теория реализма не замкнута сама в себе и подчиняет своей логике трактовку всего постренессансного литературного процесса.

Рефераты, курсовые, контрольные готовые и на заказ

Одни историко-литературные явления за ее счет затушеваны и занимают несвойственную своему художественному весу позицию, другие - получают достаточно произвольное прочтение, третьи - обречены на забвение.

Плох не гипотетический реализм - он как бы не открыт, должным образом не описан. Другое дело, что за нынешним каноном реализма XIX. Да, она по-прежнему восполняется отношением к слову как социологическому документу и даже энциклопедии по истории быта, нравов и борьбы идей, но это не решает проблему.

Для молодых читателей XXI. Впрочем, и в глубоком прошлом у ряда участников историков войны 1812 г. Толстого вызывал серьезные вопросы. Другими словами, дискуссия вокруг постмодернизма резко поставила вопрос о том, как преподавать XIX век. Конечно же трудно отрицать, что понятие реализма применительно к литературе XIX. Оно легко подходило и, наверное, все еще подходит для целей, связанных с 19 век-время когда все меняется эссе или 19 век-время когда все меняется эссе трактовкой государственной политики в области культуры и книгоиздательства.

Всем памятны, к примеру, сочинения Г. Гароди, московская дискуссия 1957 г. Отсюда - и задача данной главы. Мы попытаемся описать идею XIX. Они поставлены в зависимость от проблемы неклассичности, такого типа художественного мастерства, который поставил под сомнение принципы литературной риторики.

Стилевые направления русской литературы XIX века:

Этот тип творчества описан нами при помощи эстетики 19 век-время когда все меняется эссе думается, его место могли занять другие пограничные фигуры - Руссо или Байрон. В последующих разделах будут рассмотрены произведения, которые традиционно принимаются за образцы реализма 1830-х годов Стендаль, Бальзак и середины века Флобера также предпринята попытка их более адекватного, по нашему мнению, литературоведческого наименования.

Взрыв точного экспериментального знания в XIX. Однако эта философия техники, гаранта материальной системы ценностей третьего сословия и его представления 19 век-время когда все меняется эссе свободе в приложении к искусству, скорее, породила представление о противоречиях прогресса, нежели его механистической заданности. Это глубинная тема Байрона и Толстого, Бодлера и Уайльда. Страх ускользания реальности на фоне ускорения истории был заложен особым ощущением времени в XIX.

Переживание конфликта между сознательным и бессознательным в культуре получило воистину гамлетический характер. Кант, Фихте, Гегель, Шеллинг 19 век-время когда все меняется эссе все они мучимы парадоксом свободы, границ познания, начала-конца, преодоления. Соответственно Гегель с равным основанием может быть прочитан и как традиционалист, философ христианского ряда, продолжающий линию Блаженного Августина и ветхозаветных пророков, и как основатель неклассичности.

С Гегелем сходен Гете, постоянно пересоздававший себя, продлевавший бытие в себе, делавший его субъект-объектным. Зрелый Гете не знает стиля. У него стиль, форма - сами по себе, величина переменная. Художник как творящая сила природы все оставляет проблематичным, жизненной загадкой.

Знак в культуре роста инициативен, удваивает, множит, не противополагает. Предыдущее становится иным после последующего, получает структурное измерение. В этом смысле индивидуальный стиль не может быть зафиксирован и тем самым преодолен, существует и параллельно с позднейшими органичными ненормативными, неклассичными, естественными формами и, что важнее, в них, сквозь. Развоплощение божественной материи hyle, тело и возвращение ее в новом измерении подобно восьмому дню творения, который не знает случайностей и погрешностей, но указывает на менее полное и более полное - становящееся - знание как всегда no-знание, на неразличимость тьмы и света как граней одного магического кристалла, алхимического чертежа чертежей.

Гете по темпераменту не молотобоец Лютер, не отрекается. Он куртуазно приглашает к танцу, к смене позиций танцующих, к повороту никогда не заходящего солнца - всегда новому соотношению света и тени, к восхождению одного и нисхождению другого. Остановимся на этом подробнее. Гете в числе первых открывает ненормативную античность.

Он не желает понимать Дидро в данном случае несомненного аристотелианца и намеренно сводит мимесис к правдоподобию. Другими словами, Гете утверждает, что природа мира не задана a priori, a, 19 век-время когда все меняется эссе себя, всегда исполнена противоречия: В цепи Вечной эманации становления, энтелехии природы каждое ее звено одновременно начало-конец, и, следовательно, причину всегда можно рассматривать как следствие и следствие - как причину.

В отношениях художника и природы формульность, правильность если и возможны, то имеют отношение не к бытию его явления безбрежны и не могут быть сопоставленыа к дилетанту, готовому принять единичное за множественное и натюрморт за плоды, лишь бы не изменить своему гастрономическому вкусу.

Более того, совершенное подражание 19 век-время когда все меняется эссе в идее невозможно, поскольку художник сталкивается только с освещенной стороной природы, феноменом. Сама по себе, развивает Гете идею Канта, художнику природа не открывается. Ему доступна только природа, в которую он вчувствовался и которая его возбуждает. Эта природа не абстрактна, а телесна - природа собственного творчества. Разумно божественно; оба слова и у Гегеля, и у Гете имеют одинаковый вес то, что естественно; естественно то, что творится, не является ставшим.

Гений творения в действии - человек. И это слово, произнесенное Наполеоном в виде обращения к поэту, - высшая для него похвала. Книга Данте чересчур неестественна, запечатана печатью, внушает страх. Телесное же чудесно, изумительно Erstauen и, согласно языку Гете, духовно, любовно, софийно.

  • Особенностью этого периода является утрата монументального характера искусства;
  • Судьба народа уже ничего не значит.

Гетевский художник и вчитывается в Книгу жизни, и сам книга - множественность, скрещение лучей, тождество микро- и макромира, делание. Смысл этой пародии первого стиха Откровения святого Иоанна Богослова прозрачен.

Телесное священно, не знает греха разделения, ограничения. Оно вечно томится в рамках, жаждет излиться. Эрос толкает семя и к смерти, и к восстанию от смерти, возрождению, вечному возвращению.

Путь к Природе - путь в сферу своих небес опрокинутых на землюв свое, реальное, земное, творящееся человеком сверхчеловечество 19 век-время когда все меняется эссе ничто не мешает быть и Вечной женственностью, что додумал Гессе, описав в своем романе о современном веймарце андрогинность всех, кто становится участником Магического, т. Все преходящее - непреходяще, или символично: Величие Человека в том, что он - пирамида роста, где краеугольный камень не зафиксирован, в результате чего она вся перекладывается и треугольник становится сферой, высшим продуктом постоянно совершенствующейся природы.

Но если у флорентийца 19 век-время когда все меняется эссе солнца и светила кружатся вокруг Солнца Божественной любви и составляют Симфонию, то у Гете солнце, в отсутствие центра и при наличии космоцентричности, ненаходимо - пульсация гаснущих-зажигающихся звезд, цепь искусственных солнц.

Это - игривый мигающий 19 век-время когда все меняется эссе утренней звезды-кудесницы. Где безбрежны и бесконечны явления, не может быть и сравнения, норм: Все естественное священно, так как имеет последствия: Я продолжаюсь, следовательно, существую.

Здесь Гете вполне Лютер, а где-то и Беме, - Лютер искусства, художник-мистик, творец личного мистического творческо-религиозного чувства. Симптоматично, что, размышляя о задачах творчества, Стивен Дедалус прежде всего пускается в спор с Аристотелем. Провозвестием подлинного творчества в романе опять-таки является сцена по своей стилистике гетевская. Все осуществляемое по наитию, согласно Гете, священно. Природа вне человека творит словно безразлично, не познавая себя, художник, доверяя себе, творит и познает.

Западноевропейское искусство XIX века

Он не подражает, а соработает. Он молится бытию и бытие - в. Природа именно ее Гете признает своим богом творится по индивидуальным правилам, с появлением каждого нового художника достраивается, умножается. Так, художник, в котором гений 19 век-время когда все меняется эссе раскрыт в высшей степени, становится неким увеличительным стеклом.

Сквозь него, в нем работает природа, и будучи единой органически целостнойи становясь множественностью, расщепляясь соположно конкретному телу. Гете переводит Платона на близкий себе язык натурализма. Другого - нет, я равно не-я, как и не-я -. Нет вкуса-безвкусия, добра-зла в художнике, есть полное-неполное знание, спор старого-нового - всякое предыдущее знание в рамках последующего неполно; прошлое продолжается в незаконченном настоящем, актуальность которого чревата единовременьем.

Божество природы, чтобы стать реальным, нуждается в человеческом роде. Мир - не диссонанс, не разделение, а равновесие - счастье, ода радости:

VK
OK
MR
GP