Индивидуальные студенческие работы


Люсый а п диссертация доктора филологических наук

Заполнение этой теоретической лакуны, очевидной при трактовке культуры как системы текстов, призвано способствовать прояснению не только узко литературоведческих искусствоведческих проблем, но и обеспечить новый виток осмысления разносторонней крымской проблемы в ее политической, социологической, психологической и других сферах. Такие люсый а п диссертация доктора филологических наук между собой понятия, как текст и пространство, являются сейчас важнейшим базовым инструментарием современных гуманитарных исследований.

Помимо выше перечисленных авторов здесь следует назвать работы Л. В то же время многие положения для исследования были прояснены в ходе изучения работ, посвященных поэтике отдельных деятелей русской культуры, связанных с Крымом - работы А. Нельзя не отметить достижения нынешней филологической школы Крыма, стараниями которой регулярно проходят международные научные конференции - Крымские Пушкинские чтения, Волошинские чтения, Гриновские чтения, Чеховские чтения, Шмелевские чтения, среди материалов люсый а п диссертация доктора филологических наук выделяются исследования И.

Гораздо больше тут повезло, к примеру, Перми, где вышла новаторская монография В. Значительной опорой для исследования стали также работы историков и теоретиков искусства Т. Конституирование Крымского текста, как показано в диссертации, позволяет прояснить ряд дискуссионных проблем других Х-текстов в частности, Петербургского и Московского.

  • Традиции венецианы XIX столетия находят отражение в русской лирике XX века нередко интертекстуальный диалог носит полемический характер;
  • И всякий раз происходит углубление его смысла;
  • Калашников , Венеция, Флоренция Г;
  • Пространственно-временной континуум в синхронных контекстах современных художественных практик;
  • Использовалась теория деятельности А;
  • Французский семиотик ввёл значимое для литературоведения понятие текстовых кодов, интерпретирующихся как структурообразующие и смыслопорождающие элементы городского текста, которые включают в себя определённые доминанты и коннотации, конституирующие л художественное произведение.

В диссертации даются теоретические основания обозначения основных этапов развития Крымского текста преимущественно на материале литературного творчества люсый а п диссертация доктора филологических наук архитектуры, в частности, садово-парковой. Теоретические и методологические основания диссертации заключаются в разработанных мировой и российской семиотической школой критериях вычленения или от-членения семиотически значимого "Х-текста" от примыкающих к нему явлений иного семиотического статуса.

Данные критерии позволяют в пределах одного или многих текстов некий неявный новый текст заданной структуры, но и осознать его не как шифровку или прорыв подсознательного, а как общеобращенный факт культурного бытия, со всеми собственными единицами плана выражения и плана содержания.

Литературные азимуты российской культуры

люсый а п диссертация доктора филологических наук Общие методологические основания диссертант нашел в трудах Г. Выносимые на защиту положения и основная гипотеза исследования. Если Петербургский текст был порожден Петербургским мифом, то Крымский текст - мифом Тавриды.

Последний стал южным полюсом петербургского литературного мифа. Отраженная в литературе Петербурская мифология, как будет показано ниже, прямо или опосредованно оказалась одной из важнейших составляющих первичного языка крымского текста в процессе его рождения и генезиса.

Выбранные им языковые элементы диссертант применяет и при изучении отмеченных интонационно-смысловым единством языковых единиц в тех реальных отношениях, которыми они связаны в Крымском тексте. Топоров делает важный для поставленной нами задачи вывод: Тем самым на понятие Х-текст распространяется данное Ж. То есть, каждый Х-текст, как и отдельное произведение того или иного искусства, рождается заново при каждом прочтении, история литературы есть в той же степени история способов или причин чтения, как способа письма или его объектов.

Практическая значимость работы определяется ее люсый а п диссертация доктора филологических наук в развитие синтетической поэтики творчества, необходимость которой обоснована В. Топоровым, вскрывшим оторванность изучения творческого пути того или иного поэта от познания его текстов. Синтез обеих поэтик в общем пространстве между поэтом и текстом возможен на такой основе, которая включает в себя и новые идеи о структуре текста, и старые представления генеалогии и онтологии автора как творца текста.

Преодоление методологического разобщения способствует экзистенциальной пространственно-временной идентификации. Материалы работы легли в основу 38 публикаций см.

Материалы исследования использовались в образовательном процессе в учебном курсе по истории отечественной журналистики, читаемом в Международном Таврическом эколого-политологическом университете. Структура диссертации включает введение, шести глав, заключения и примечаний. Этот миф, с опорой на концепцию Ю.

Делается важное в рамках исследования уточнение. Эпштейн, — первая, во многом утопическая антитеза балтийской ориентации России, предрешенная Петром I. Реанимирован был еще Юрием Крижаничем составленный план основания новой русской столицы в Крыму.

Лишь внешнеполитические обстоятельства — невозможность организовать общеевропейскую антитурецкую коалицию в ходе царских путешествий-посольств на запад из-за начинающейся войны за испанское наследство — вынудили его изменить геополитическую ориентацию, но не геопоэтические искания русской люсый а п диссертация доктора филологических наук. Диссертант обращает внимание на.

Ломоносова и кончая С. Бобровым выковывали, по известному наблюдению Л. Диссертант показывает совмещение геопоэтики поэта и теософии ученого в творчестве М. Уделяется также внимание путешествиям известных ученых В.

Палласа, крымоописательные труды которых в известной мере являются и памятниками российской словесности. В диссертации уделяется внимание путешествию в Крым Екатерины II, после которого здесь появляются имения российской знати в частности, уже при Александре I, первое каменное сооружение на Южном берегу Крыма - дом Э.

Лосевой, которая проводит параллель между освоением Крыма и петербургских земель при Петре I. Устанавливается, что в дальнейшем роль люсый а п диссертация доктора филологических наук организующего центра взял на себя дворец М. Воронцова в Алупке, а еще позже - императорский дворец в Ореанде, ансамбль которого соотносим с Петергофом. Боброву в творчестве которого крымская тема явилась в русскую литературу в масштабнейшем своем выражении.

Заочно написанная элегия К. Сопряженный памятью с возлюбленной, герой восстанавливает ее образ, воспоминание основано на законе укрупнения образа возлюбленная появляется не сразу, этому предшествует описание идеального мира, символизирующего свободу, покой, забвение. Последовательность деталей портрета очи, голос, рукидинамика которой предопределена сменой ощущений лирического героя вижу, слышу, осязаюхарактерная для поэтики снов К.

Батюшкова, становится формальным знаком сна. Таким образом, в диссертации показана сложная диалектика, которую претерпел претерпел в художественном сознании К. Но реальная Италия не дала творческих импульсов, впрочем, как и реальный Крым.

Объявления о диссертациях

Батюшкова в Симферополе в 1822-1823 гг. Крым в творческом сознании А. Строительство Пушкиным в рамках Крымского текста условной романтической духовной биографии, одновременно и совпадающей и не совпадающую с реальной, трактуется нами как воссоздание батюшковской утопии. В ходе этого впервые возникает живой, обрисованный в эмоциональном ключе романтический характер современника, обладающий способностью к самонаблюдению и самопознанию, внутренней и внешней свободы как условия для торжества чувств.

Приобщение к стихии жизни, питающей душу новыми впечатлениями, непосредственно подготавливает ее обновление. Диссертант уделяет внимание параллелизму волнуемой природы и типичных для романтической поэтики переживаний в крымских стихотворениях Пушкина. Показано, что этот параллелизм подчинен не задаче предметного изображения, а выявлению свободы внутреннего мира героя и глубины его души, так как внешнее не способно удовлетворить внутреннюю жизнь.

В своем Крымском тексте Пушкин обращен к исследованию души, переживающей не только люсый а п диссертация доктора филологических наук, но и нисхождения, полярные состояния демонизма и просветленности. Становится очевидным, что сам люсый а п диссертация доктора филологических наук элегии здесь перестраивается структурно. Знакомый по ранним стихотворениям прием энергического начала, в котором обозначается черта, разделяющая прошлое и настоящее, интерпретируется как двузначность: Образ памяти, музыкальным эквивалентом которой является образ моря, реализуется в двух композиционных принципах: В сюжете элегии единство души начинает расщепляться, обозначаются контуры истории личности, пережившей раннюю старость души, а сама история подается как обман судьбы.

Диссертант исходит из положения, что Петербург воспитывал сознание поэта на примерах гармоничного единства природы и культуры.

Природа тяготеет к горизонтальной плоскости, к разным видам люсый а п диссертация доктора филологических наук, кривизны и косвенности, к связи с низом земля и водакультура — к вертикали, четкой оформленности, прямизне, устремленности вверх к небу, к солнцу. Переход от природы к культуре как один из вариантов спасения нередко становится возможным лишь тогда, люсый а п диссертация доктора филологических наук удается установить зрительную связь со шпилем или куполом.

Именно наличие знакомой культурно-природной структуры, творчески воплощенной под сенью Аюдага, по нашему мнению, свело разнообразные впечатления в единое целое. В целом в изображении Тавриды у А. Но Пушкину был знаком и другой таврический мифологический полюс — Шайтан-капу, Чертовы Золотые ворота Карадага.

Чуть ниже черной скалы-арки — мрачная фигура беса во тьме, вокруг которого пляшут мелкие бесенята и несется на помеле ведьма.

Колыбель Онегина-демона — ворота в Аид. Таким образом, устанавливается, что визуально воплощенный Пушкиным Карадаг-денотат — не менее важный таврический полюс, чем явно воспетый денотат Аюдаг. Мицкевича их взаимосвязи с творчеством А. Пушкина, в котором, свою очередь, отчасти через посредничество А. Люсый а п диссертация доктора филологических наук обращает внимание на привнесение в дневниковые описания Крыма А.

Грибоедовым примет Московского, а не Петербургского текста: Здесь же делается попытка реабилитации описательного жанра в поэзии А. Обращается внимание на то, что условность обеих пейзажных идеальностей могла привести и к путанице. В четвертой главе также идет речь о превращении Тавриды в симулякр в частных крымских текстах В. Во второй части четвертой главы осмысливается вспышка нового всестороннего люсый а п диссертация доктора филологических наук к Крыму после Крымской войны 1853-1856 - А.

Брюсова, испытавшего при виде Гурзуфа разочарование, аналогичное разочарованию А. В этом же разделе идет речь об активном восприятии поэзии К. Показано, что архитектурный памятник русского модерна - дворцово-парковый ансамбль Кучук-Кой во многом буквально воплощает поэзию К. Они замирают, бледнея, И смотрят, и шепчут: Исследуются постоянные пересечения пути лирического героя В. Набокова и некогда реально бывавшего здесь А.

Обращается внимание на то, что если у Пушкина прикосновение к каждой вещи сразу же влечет краткую их историю: В то же время нами впервые обращено внимание на реальное, а не антологическое впечатление на Набокова как когда-то на А. Но носителем архетипа является не только миф, но и глубокие подсознательные слои человеческой психики. Отмечается особая концентрация в этом месте культурных символов, которые тут не просто более отражают общую закономерность взаимодействия человека и его места в жизни, но достигают мифотворческой степени.

Одна из центральных проблем данного раздела - в какой степени Крымский текст М. Волошина является продолжением Петербургского текста? Ведь примерно в это же время и сам Волошин зовет в гости мэтра: Ивановым касательно коренного вопроса последнего: А мы хотим пересоздать природу. Мы - Брюсов, Белый. Брюсов приходит к магизму. Свидетельство не восприимчивости В. Иванова к Киммерийским мифологическим открытиям М.

Волошина мы обнаруживаем в его чисто естествоиспытательских крымских впечатлениях, о которых свидетельствует Е.

  1. Таким образом, в диссертации показана сложная диалектика, которую претерпел претерпел в художественном сознании К. Байрона, а реалистично-мрачный Густава Аушенбаха Т.
  2. Эко о неограниченном семиозисе деятельности знака по производству своей интерпретанты.
  3. Человек, лишенный 6ольших пространств, может ощущать тесноту. Репрезентацией мифа в истории является текст культуры, в частности, локальный текст.

В этом разделе устанавливается, что среди внешних источников Киммерийского текста не меньшее значение, чем Петербургский, сьирали Московский и Парижский тексты, в качеевте подтверждения чему приводится письмо А.

VK
OK
MR
GP