Индивидуальные студенческие работы


Благодарность научному руководителю диссертации в прозе

Защита — лучшее средство от нападения бедности. Защиты диссертаций проходили в зале заседаний Ученого совета, который располагался в модернизированной пристройке к административному корпусу сельхозинститута.

Издали сочетание огромных стекол пристройки с крепостными валами старого здания несколько резало глаз, но осознание того факта, что архитектура — это застывшая музыка, потом этот же глаз и успокаивало. В благодарность научному руководителю диссертации в прозе заседаний можно было войти либо, как триумфатору, центральным входом, завешанным красным плюшем, для чего надо было обогнуть здание по улице и подняться по мраморной лестнице с дубовыми перилами на второй этаж, либо, как своему человеку, более коротким путем прямо из предбанника ректора через уютную потайную комнатку.

Из комнатки сквозняком можно было попасть в зал заседаний, а если с поворотом на девяносто градусов — в банкетный зал. Банкетный зал, в свою очередь, имел прямое сообщение с залом заседаний по закону сообщающихся сосудов: Члены Ученого совета, оппоненты и научный руководитель диссертанта, как свои люди, из административного корпуса попадали в зал заседаний коротким путем, путем ректората.

Стоило легонько стукнуть в драпировку на дверце, сказать: Появлялся импозантный мужчина, распорядитель банкетов и прочих торжеств. Фамилия его была Живчик и когда-то, говорят, она соответствовала его темпераменту. За многие годы, отданные церемониям, Живчик обрел осанистость и несмываемую никакими невзгодами улыбку на лице. Словом, он был то, что. Старался все эти годы на совесть. С его совести И. В банкетном зале, разумеется, все располагало к радости. Бутылок на столах не полагалось.

На бутылках может быть пыль, микробы. Без дегустации в них самих может оказаться подделка или суррогат, не говоря уж о всяких неожиданностях: Бутылки — это порождение плебса, а в этом зале, что вы, были только аристократы духа! Разве что сразу же после защиты — шампанское.

Из ведерок со льдом. Только так, настоял некогда Живчик. И ректор его одобрил. На столиках в хрустальных графинчиках маслянисто поблескивал ликер, терялся на фоне мебели из натурального дерева, но угадывался коньяк, благодарность научному руководителю диссертации в прозе застыла академически холодно и строго.

Вкусы были учтены. Тут же в кувшинах стояли соки и воды, напитки и морсы. Краснела клюква, присыпанная сахарком. В бочоночке таилась моченая брусника. На блюдах в разноцветной теплой гамме лежали нарезанные, свернутые крест-накрест и в трубочку круглые, овальные и квадратные куски завяленного и прокопченного мяса.

Впечатляли с морковными цветочками и веточками свежей петрушки заливные пласты языков и студня. На отдельном, похожем на шахматный, столике лежали бутерброды с красной икрой и, отдельно, с черной. В более прохладной гамме тускло отсвечивали рыбные блюда. В центре стола, как бы в назидание теме нынешней благодарность научному руководителю диссертации в прозе мол, вот какое можно при желании приготовить блюдо!

Слюну хорошо ронять в банкетных залах — она не долетает до пола. Плохо в студенческих столовых — можно поскользнуться. В таких же графинчиках был тот же ликер, коньяк, водка, а из закусок лишь яблоки да бутерброды благодарность научному руководителю диссертации в прозе икрой.

Из представленных напитков прежде других в глаза бросалась водка. Водка — это академизм. Сразу благодарность научному руководителю диссертации в прозе видно, что расставляла их родная рука.

Успокоив взглядом графины с ликером и коньяком — мол, все еще впереди, разлили водочку, опрокинули и тут же руки потянулись к черной икорке. Надо отметить, все присутствующие были люди ученые, и в зал заседаний добрая половина из них шла, предварительно тяпнув по рюмке-другой из своих закромов.

Все-таки в зале заседаний предстояло сидеть часа три-четыре, а то и все восемь, и слушать, кто на что горазд. И не благодарность научному руководителю диссертации в прозе слушать, а еще и задавать вопросы, выносить решение и, главное, не испортить себе последующий банкет долгим и скучным ожиданием. Эти предварительные две-три рюмочки были совершенно как два-три полешка в печурке с изразцами морозным вечером на зимней даче у кого она.

Покой в душе и тепло в желудке гармонировали с ясностью мысли. Путь к сердцу оппонента — известный путь. Благодушие оппонента зависит от сочетания в нем природных жалостливости и желчи, удобрений, вскормивших его талант, скрытых достоинств и явных промахов диссертационной работы и, разумеется, от банкетного церемониала.

Xastu.dnshome.de

Ректор вуза, тонкий ценитель и гурман, хорошо разбирался в человеческих слабостях, иначе бы он не был ректором. На всем протяжении защиты тонкий аромат и золотистые видения грядущего банкета не позволят забыться оппоненту и резким выступлением перечеркнуть радость последующих минут. Ну, как тут не помянуть лишний раз знатока и мастера банкетных церемоний Живчика, чье имя многими вспоминается с трудом. Василий Александрович принадлежал благодарность научному руководителю диссертации в прозе тем безымянным, чьими руками выстроено столько дворцов и храмов, столько расписано стен икон, столько соткано ковров и сшито мундиров, столько выковано булатных мечей и выточено малахитовых шкатулок, что несть им числа!

А над нею всегда сильный ректор. Ну, а при нем, благодарность научному руководителю диссертации в прозе, пушки, генералы и маркитантки. Настя долго репетировала свое выступление и перед зеркалом, и перед Григорием Федоровичем, и на кафедре.

Выступать на кафедре перед преподавателями, которым несколько лет назад сдавала зачеты и экзамены, стучать в дверь дома, в который они готовы были впустить ее, бесстрашно говорить: И Настя очень волновалась. Текст своего выступления она выучила наизусть, но стоило ей открыть рот и посмотреть в зал, как она сразу все забыла, благодарность научному руководителю диссертации в прозе что говорила, как говорила — потом совершенно не помнила. Ей казалось, что она выглядит наивно, смешно, с претензией, глупо, в конце концов!

Настя была в отчаянии и едва не расплакалась, подводя итоги своей работы. Григорий Федорович был доволен. Он сказал, что все будет хорошо, и только посоветовал Насте за двадцать минут до защиты выпить валерьянки. За двадцать минут до защиты Григорий Федорович сам благодарность научному руководителю диссертации в прозе валерьянки, а Настя выпила коньяку и, красная, направилась на экзекуцию.

Как проходят защиты, многие знают. Для остальных немногих пробежимся вскользь по главным моментам этого ритуала. Зал заседаний — это несколько рядов скрипучих кресел, длинный стол под зеленым сукном, пятнадцать стульев красной обивки, рядом трибуна для выступающих. На трибуне графин с водой, стакан. За спиной совета черная доска, на которой во время дискуссии пишут мелом, пара металлических планок, к которым прикрепляются магнитиками плакаты.

В трубочку свернут экран, на который при случае проецируют диапозитивы из переносного диапроектора. На столе в хрустальных вазах розы, за которыми можно пошептаться о том же банкете. Перед каждым стулом стопочка бумаги, бутылка нарзана, стакан и карандаш. В середине и по концам стола три экземпляра диссертации соискателя. На стенах картины Шишкина копии. С потолка свисает огромная люстра, упади которая, накрыла бы аккурат всех собравшихся в зале. Пол натерт и блестит. Окна раскрыты, в них видно шевеление жизни.

Каждые две-три минуты проползают рога троллейбуса. Открытая защита диссертации началась. Сидели, каждый на своем месте: Ученый совет во главе с председателем, секретарь совета, два оппонента, научный руководитель, приглашенные коллеги, малочисленные родственники и друзья, наконец, сам соискатель.

С небольшим интервалом — команда второго соискателя. Сегодня было две защиты. Секретарь привычно занудно бубнит: Научный руководитель — доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной благодарность научному руководителю диссертации в прозе, профессор Толоконников Григорий Федорович. Ведущая организация — Научно-исследовательский институт птицеводства, город Загорск.

Второй оппонент — кандидат биологических наук, доцент Семенов. Секретарь полистал бумажки, подумал и объявил: Настя подскочила, словно ее ударили в бок.

Стараясь идти медленно и ровно, поднялась на трибуну. Ей показалось, что трибуна мелко дрожит. Сухим языком обвела пересохшие губы. Машинально налила воды в стакан, выпила. В зале и в президиуме заулыбались. Первые две-три минуты были привычные, как рога троллейбуса в окне. Настя откашлялась и выше, чем хотела, произнесла: Уважаемые члены Ученого совета! Основная идея работы заключается в исследовании влияния. Пока Настя докладывала, члены совета сначала с одобрением убедились, что у соискателя костюм полностью соответствует торжественности и ответственности момента — серый с белым жабо, брошкой, что это действительно очень приятная женщина — крупная и красивая, настоящая русская красавица, что она в меру волнуется и у нее грамотная речь, благодарность научному руководителю диссертации в прозе чего по очереди стали быстренько проглядывать выводы из ее диссертации, пытаясь уловить смысл.

Некоторые, в поисках подходящего вопроса, углублялись даже в середину работы. Когда они переставали листать, замирали и остановившимся взором тупо смотрели в одну точку, это свидетельствовало о том, что вопрос пойман.

VK
OK
MR
GP